Русские в Молдавии

Информационный портал "Русские в Молдавии"

logo 11

Вс25102020

ОбновленоПт, 25 Март 2016 12am

Back Вы здесь: Русское поле Русское поле № 2 (4) За межой «Выдержать, вытерпеть, вымолчать слово…» Уральские поэты

«Выдержать, вытерпеть, вымолчать слово…» Уральские поэты

Сегодня гости нашей рубрики - поэты Урала: Александр Кердан, Юрий Казарин, Майя Никулина, Вадим Дулепов, Нина Буйносова и Наталия Санникова.

Поскольку все эти авторы входят в Ассоциацию писателей Урала (АсПУр), думаю, следует о ней немного рассказать. Ассоциация писателей Урала (АсПУр) создана в ноя­бре 2000 года в Екатеринбурге по инициативе писателей Кердана А.Б. и Блинова В.А. В настоящее время АсПУр объединяет 21 писательское сообщество, принадлежащих к различным творческим союзам.

АсПУр является важнейшей частью общего литературного процесса на Урале, в западной Сибири и Поволжье. Основная идеология организации - восстановление «ра­зорванного литературного пространства», консолидация здоровых творческих сил, со­зидательная деятельность во благо отечественной словесности и культуры в целом. Стратегическими направлениями деятельности Ассоциации можно назвать: работу с творческой молодежью, издательскую деятельность, учреждение (совместно с СП Рос­сии) Всероссийских литературных премий, организацию «творческих десантов», меж­региональных и международных литературных фестивалей, «круглых столов», прове­дение Дней российской литературы в различных регионах и других мероприятия. 24-25 июня этого года АсПУр провела в Каменск - Уральском Международное совещание мо­лодых писателей , в котором участвовали 60 молодых литераторов из России, Украины, Эстонии, Молдовы и Казахстана.

Итак, встречайте - поэты Урала!

Ведущий рубрики Сергей Пагын


«ВЫДЕРЖАТЬ, ВЫТЕРПЕТЬ, ВЫМОЛЧАТЬ СЛОВО...»

ЮРИЙ КАЗАРИН (г. Екатеринбург)

Поэт, лингвист, профессор филологического факультета Уральского государственного университета им. А. М. Горького. Родился 11 июня 1955 г. Работал фрезеровщиком, служил на флоте, окончил филологический факультет Уральского университета. Доктор филологи­ческих наук (диссертация «Поэтическое состояние языка»).

Член Союза писателей России (с 1989 года, один из поручителей - А. А. Тарковский). Председатель Екатеринбургского отделения Союза писателей России (2003-2010).

Заместитель главного редактора журнала «Урал» (2001-2002).

Издатель серий поэтических книг «Ex versibus» и «Марафон». Стихи публиковались в журналах «Знамя», «Новый мир», «Октябрь», «Урал», «Уральская новь», «Юность», «Воз­дух» и др. Автор десяти книг стихов, книги прозы «Пловец». Премии журналов «Юность» (1991) и «Урал» (1996), имени Бажова (1999) и др.

* * *

Закрой глаза, – смотри: ты все еще не умер,
послушай, кто молчит у жизни на краю,
как ноет комара небесный зуммер,
выпрашивая кровь твою.

Закрой глаза и дуй словами на ожоги
и воздуха, и зги, покусывай губу
арапом на снегу, где разрешили боги
зажмуриваться, дуть и вылетать в трубу.

Закрой глаза и пой, и весь бросайся в выдох,
и плачь, и бормочи, вплывая в окоем.
И голос ангела на взрыдах
проступит в голосе твоем...

* * *

Как мало мне губами
распробовать дано:
и пироги с грибами,
и с вишенкой вино,
и солнце золотое,
и черный пистолет,
и зеркало пустое,
когда дыханья нет.

* * *

В этом доме был вчера покойник.
Окна настежь Комнаты пусты.
Сядет воробей на подоконник.
Дедушка посмотрит с высоты.

Бабушка развесила бельишко.
Парится картошка в чугунке.
Спит в саду зареванный мальчишка
С яблоком надкушенным в руке.

Видит он: на кладбище копают,
Старики заглядывают в сад.
Слишком высоко они летают –
Мальчики туда не долетят.

* * *

                                        Ю. Казакову

Я чувствовал, когда на мушку
Меня стреноженного брали.
И – алюминиевую кружку
срывал с цепочкой на вокзале.

Кончалась водка. Поезд вышел,
солдат по тамбурам качая.
Я даже выстрела не слышал
За колокольчиками чая.

Как после сечи, лес валился –
в лицо от скорости – навстречу.
А мой вагон остановился –
и семафор плеснул на плечи.

Когда ты мертв, ты больше значишь
в глухой российской тишине,
где наяву ты горько плачешь
и улыбаешься во сне.

 

АЛЕКСАНДР КЕРДАН (г. Екатеринбург)

Родился в 1957 году в городе Коркино Челябинской области. Окончил высшее военное училище, военную академию и адъюнктуру Военного университета. 27 лет прослужил в Во­оруженных Силах. Полковник запаса. Доктор культурологии. Автор 37 книг стихов и прозы, вышедших в Москве, Санкт-Петербурге и на Урале. Лауреат всероссийских и международ­ных литературных премий. Сопредседатель Союза писателей России, координатор Ассоциа­ции писателей Урала. Живет в Екатеринбурге.

РЯДОВОЙ

Ах, как землица неровна…
Неровности землицы
Любить заставила война,
Чтоб мог солдат укрыться.

Любая ямка, бугорок –
Спасение от пули.
И, крепко заучив урок,
Солдат живым остаться смог
В сорок втором, в июле.

Вжимался плотно в землю он,
Мечтая слиться с нею.
И был Победой награждён –
Стирал портянки в Шпрее.

И вот – землёй навеки стал,
Привнёс в родной суглинок
Своих осколков драгметалл,
Полученный в Берлине.

Да прах, что прорастёт травой,
Да память, что нетленна…
Итог, как будто рядовой,
В судьбе обыкновенной.

* * *

Вспыхнула ночная тишина
Перед днём Христова вознесенья –
Факельное шествие сирени
В городе устроила весна.

Гулом распустившихся соцветий
Напитался быстрокрылый ветер,
Ароматом улица полна…

И душа, подобно ветке тонкой,
Силой переполненная звонкой,
К небесам сквозным устремлена.

ПЕРЕКРЁСТОК

Бежит мальчишка, а навстречу
Ему едва бредёт старик…
Сойдутся, как рассвет и вечер,
И разойдутся в тот же миг.

А я – сторонний наблюдатель –
Стою, их встречею задет:
В душе – мальчишка и мечтатель,
Хоть за спиной полсотни лет.

Стою, на опыт не в обиде
И не в претензии к судьбе,
Как будто миг назад увидел
Себя, бегущего к себе.

12 ЯНВАРЯ

В доме напротив погасло окно –
Темень и стужа.
Знаешь, а я уже понял давно –
Я тебе нужен.

Чтобы дышать, возрождая мечту,
Страха не чуя…
– Я тебе нужен…– опять в темноту
Тихо шепчу я.

Даже когда и мечта не видна –
Заледенела.
Впрочем, важнее, что ты мне нужна –
В этом всё дело!

Ты мне нужна безо всяких затей
И философий,
Как отражённый рассвет, что видней
В окнах напротив.

НА АЛЯСКЕ

Пялятся тотемы рода Ворона,
Над покатой крышею жилья.
Стайки звёзд шарахаются в стороны,
Словно, испугавшись воронья.

Мхом поросший лес хранит молчание
О давнишнем споре – кто кого…
Об открытьях, сделанных датчанином,
А вернее, вовсе без него.

О простых, с мужицкою ухваткою,
Людях, что пришли издалека,
Распрощавшись с Курском, Тотьмой, Вяткою,
Да вот здесь оставшись на века –

В золоте крестов на колоколенках,
В именах, что носят острова –
Русским духом, самой малой толикой,
Что ещё в Америке жива.

Горькая, уже не знаменитая,
Но родная – тем и дорога –
Наша кровь, как ветвь, к дичку привитая,
Превратила в родича врага.
И недаром эту память жгучую
Чёрный ворон чутко стережёт,
Словно сон, что радует и мучает,
И забыть легенду не даёт.

АНАМНЕЗ

В только что захваченной траншее
Старшина раздал боезапас…
Ты сидишь с царапиной на шее,
Ты живым остался в этот раз.

Как стервятник кружит в небе «рама»,
Тявкает немецкий пулемёт…
Пьёшь свои положенные граммы
И не знаешь, что наутро ждёт.

В грудь ударит жёстко, на убой,
И твою наркомовскую пайку
Будет так же молча пить другой.

Иль иначе – оберегом древним
Отведёт судьба на фронте смерть,
Начертав потом в родной деревне
От горячки белой умереть…

* * *

Дачный посёлок и солнце в зените,
Пташки порхают, звенят на весу.
Перед тобою – стакан земляники:
Мама её собирала в лесу.

Чтобы – по ягодке, сладкой, пахучей –
Цену любви ты распробовать смог,
Самоотверженной, лучшей из лучших:
Только расти поскорее, сынок!

Только запомни минуту простую,
В сердце её сохрани навсегда:
Глядя, как ты землянику смакуешь,
Мама так счастлива и молода…

                                       2010

 

МАЙЯ НИКУЛИНА (г. Екатеринбург)

Поэт, писатель, учёный и публицист. Родилась 9 февраля 1937 года в Сверд­ловске. Окончила Уральский государственный университет, филологический фа­культет. Работала библиографом, редактором, заместителем главного редактора екатеринбургского журнала «Урал». В настоящее время - ведущий преподаватель гуманитарной гимназии «Корифей». Автор пяти поэтических книг: «Мой дом и сад», «Имена», «Душа права», «Колея», «Бабья трава», а также книг прозы и ис­следований, посвящённых философскому осмыслению и переосмыслению культуры и истории Урала. Лауреат ряда литературных премий.

СТЕПЬ

И то красавица – вся воздух и простор,
на все четыре стороны, пустая,
то каменной коростой прорастая,
то солью сеясь из горячих пор,
вся – пересол, громада, перебор,
с чем ни сравни, заведомо другая,
вся, если цвет, то я его не знаю,
и, если звук, то сухостойный хор,
где стрекозиный вертится мотор
и крошится погода слюдяная.
Гудящая, сводящая с ума,
горячая такая, что зима
охолодить ее не успевала,
широкий свет и корневая тьма,
удобренная солнцем до отвала,
забывшая о низменной потребе
кормить и есть, в цветущей нищете
бегущая к спасительной воде
с корабликом на выгоревшем небе.

* * *

Там по субботам топят бани.
Дымы восходят к облакам.
Письмо с казенными словами
неделю ходит по рукам.
Бегут мальчишки в телогрейках
и бабы не скрывают слез,
когда судьба-одноколейка
свистит в железный паровоз.

* * *

Непогода, погода, беда…
Старики говорят, никогда
не бывало подобного лиха:
то грохочет безоблачный зной,
то гудит звездопад-листобой,
то, как в омуте, тихо.
А над садом июльская сушь,
бездорожье, вселенская глушь…
Но легко разрушая прогнозы —
в небе тесно от праведных душ —
начинаются грозы.

* * *

Всё степи, степи, серые пески,
сухие травы, каменные реки...
Тут перед нами проходили греки
и выпили всю воду из реки.
А может, скифы... Или крымчаки.

Мы едем долго, правим путь по звёздам,
живём в телеге, спим у колеса,
у нас в коленях птицы строят гнёзда,
нам бабочки садятся на глаза.

Мы обрастаем травяной трухой,
мы слепнем, глядя в меркнущие дали,
зной тяжелеет, лошади устали...
Но держатся, они идут домой.

Возница, размечтавшись о ночлеге,
торопит сам себя: «Пошёл, пошёл...
мы едем, едем, накрывайте стол,
готовьте пахлаву и чебуреки...»

Закат за нами страшен, как пожар.
Но ветер сладок, но светла дорога.
Мы живы, живы, едем, слава богу,
из Ак-Мечети в Карасубазар.

 

ВАДИМ ДУЛЕПОВ (г. Екатеринбург)

Родился в 1964 году. Поэт, литератор, журналист. Майор запаса. Воевал в Афганиста­не. Награждён орденом Красной Звезды. В качестве военного корреспондента находился в Чечне. Первые стихи поэта высоко оценил Юрий Кузнецов. Член Союза писателей России. Член правления Екатеринбургского отделения СПР. В 2001 г. выпустил первую книгу стихов «Запомнить, чтобы забыть».

* * *

время придумали немцы в швейцарии.
снег сочинили монголы в сибири.
в тыщу баянов морозы ударили,
ан вместо музыки – сиплые дыры

ветхих просторов – полей с перелесками,
пашни нагой да простуженных веток.
добрые люди, мы сами не местные,
пишем по краешку тут напоследок.

кормимся сладкой рябиновой крошкою,
ходим в шубейке собачьего кроя,
дышим неслышной воздушною прошвою,
вышитой ниткой благого покоя.

глаз усмирив на родное последнее,
выдержать, вытерпеть, вымолчать слово.
что ты глядишь на меня, солнце бедное,
так виновато и так бестолково?

* * *

через вьюгу, через снег
шел веселый человек –
в звонкой бороде хрустальной,
улицей монументальной,
где – как ульи фонари:
рой – снаружи, мёд – внутри.

ноги типа единиц.
лёд на кончиках ресниц.
ни прохожих, ни проезжих,
воет вьюга, словно нежить,
сеет-веет-ворожит,
разозлился чтоб мужик.

а мужик идёт-поёт
про космический полёт.
где-то ждёт его подружка,
не зачем, а потому что.
свечку малую зажгла,
нарядилась, как смогла.

через время, через век,
доберётся человек...
руки спрятаны на грудь
невоенного бушлата.
не сегодня, так когда-то
доберётся как-нибудь.

МОСКОВСКАЯ ГОРКА

жив, табак курю покуда.
чай несладкий – значит, брют.
одомашненные люди
все когда-нибудь умрут.

однокомнатные люди:
лилька-гнусь и ленка-бюст,
магомеды и джамшуды
водку пьют под златоуст.

на курбан-байрам и пасху,
в строгий пост и рамазан
пахнет салом, луком пахнет –
по сусалам, по усам.

по расписанным общагам,
по сегодня, по вчера.
сквознячки гуляют шагом
вежливо, как опера.

лейтенанты-капитаны,
вот вам комната и стол!
наливайте чай в стаканы,
заносите в протокол:

«жизнь...
проходит...
по...
фэн-шую...
слева...
кладбище...
тюрьма...
справа»...
– на чаёк подую. –
«это...
родина...
зима».

* * *

я видел: пел глухонемой –
как дерево махал руками,
мотал кудлатой головой,
мычал и топал каблуками.

среди асфальтовых полей,
где острый снег сипел прибоем.
для обеззвученных людей,
один как перст, изгой изгоем.

конечно, пьяный вдрабадан,
конечно, дело у вокзала.
там под землей играл баян,
а на земле – метель играла.

а он ни капли не играл
под репродуктором глумливым.
он был один, кто точно знал:
финал обязан быть счастливым.

и чтобы счастье не спугнуть,
мужские сдерживая слезы,
он песню вел, и песне путь
торили в небе паровозы.

сияй, подземный переход...
мети, стерильная поземка...
пой, взбунтовавшийся урод!
нас ждет родимая сторонка.

НИНА БУЙНОСОВА (г. Каменск-Уральский)

Родилась в деревне Брод Каменского района Свердловской области 22 марта 1945 г. С 1956 г. воспитывалась в школе-интернате, окончила техническое училище. Работала мон­тажницей радиоаппаратуры. С 1969 года - в журналистике. В 1976 году окончила заочное отделение факультета журналистики УРГУ. Работала в заводской многотиражке, в го­родской газете, в газете «За власть Советов!» (ныне - «Областная газета»). В сентябре 1991 года основала и возглавляет газету «Содействие». Стихи и проза печатались в журна­ле «Урал», в коллективных сборниках издательств Урала и Москвы. Вышли две поэтических книги: «Трава живая» (1990), «Последний гривенник» (2002), книга стихов и прозы «Студе­ный день» (2010), научно-популярное издание «На сибирской стороне Камени» (2011). Член Союза писателей России, член Союза журналистов России, лауреат множества премий.

ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ

Размотала, развеяла по ветру,
А остатнее – раздала
И, легка на помине, поутру
Босиком ко вратам пришла.
Жизнь истерта до дыр, изношена –
Только под ноги, на обтир...
И глядела душа на прошлое,
И боялась покинуть мир.
И дрожала она, и стынула,
Обнаженная, на ветру,
И была она той осиною,
Мною виденной на юру.
Что ей помнилось? Что ей грезилось?
Или думала: поделом?!
Отлюбила свое, отнежилась,
Отпечалилась о былом.
Растворились ворота ржавые.
Мало добрых дел – много зла.
...А была она – не чужая мне.
А моею она была.

* * *

Сказала б мама: «Студено...»
...Студеный день! Так вот откуда
Моя сердечная остуда:
На свете нынче студено,
Душа от холода остыла,
И все на свете ей постыло,
И все на свете все равно.
Заиндевелое окно
Мне лба, конечно, не согреет...
Мороз в тумане матереет.
Калина тихо стекленеет
В объятьях белых куржака...
А шаль пуховая, скорее,
Не шаль – тяжелая рука,
Хотя, как тот куржак, легка
И лишь в тепле, как он, не тает.
...В ладонях яблоко катаю –
Налитый летом плотный плод,
Но руки холодны как лед.
И день уже вот-вот пройдет,
А я согреться не мечтаю.
...И ни искринки не слетает
С заиндевелого куста.
Душа продрогла и пуста.
Как этот день перемежую?!
Сказала б мама: «Маета –
Как ломота...» Себя держу я,
Возле себя, больной, дежурю:
Хоть в баню, хоть в постель чужую,
Хоть быстрой ласточкой – с моста!

* * *

Отчего – к себе, как в нору?
Отчего – в беду, как в омут?
В одиночку слаще плакать,
Если слезы есть еще...
Говорят: что дом, то норов.
Зарастут дорожки к дому,
И на месте тропок – маки
Будут плакать от росы...
В одиночество – как в нору,
В одиночество – как в омут.
Сделай милость и не помни!
Мне в дому одной спокойней.
Лучше даже – не с кем спорить,
Заводя к утру часы...

* * *

Хоть не рядом, хоть и обочь –
Привыкаем да живем.
Им-то – что! А мы – живьем
В четырех стенах за полночь.
Им-то – что! А нам в ночи –
Не запеть и не заплакать.
Мышке – слезки в мягких лапах.
Разве слышно, как кричит?
Им-то – что! Коль по пути
Приласкают мимоходом –
Все оставшиеся годы
Та минуточка в горсти. 

НАТАЛИЯ САННИКОВА (г. Каменск-Уральский)

Родилась 11 мая 1969 г. Окончила факультет искусствоведения и культурологии Ураль­ского госуниверситета. Занималась бизнесом, работала тележурналистом, редактором го­родской газеты «Культпросвет», посвященной вопросам культуры. Автор идеи премии «Ли-тератуРРентген». Стихи публиковались в журналах «Урал», «Уральская новь», «Textonly», в «Антологии современной уральской поэзии 1997-2003», «Антологии современной уральской поэзии 2004-2011» и др. В 2003 году вышла книга стихов «Интермеццо». Член СПР.

* * *

Ему было года три с половиной.
Вечером соседка тетя Ирина
Сказала маме: складывай вещи,
Наши отступают – надо уезжать.
Потом он запомнил холодный город,
Трудное в середке слово «голод»,
Мамину истерику и пару затрещин
За то, что с перепугу начал кричать.

Потом было все как у всех – у многих.
В доме появились двое безногих
Солдат, один поселился с ними –
Мама называла его Максим.
Весной у Аленки вернулся папа.
Мама достала брюки из шкапа
И отдала их дяде Диме,
Сказала: Андрей почти не носил.

В пятьдесят четвертом мамы не стало.
Максим попрошайничал у вокзала.
Сосед дядя Дима спился и помер.
Красавица Алена поступила во ВГИК.
А он с товарищами постарше

Пошел за дело куда подальше,
Получил спецовку, паек и номер
И от скуки впервые дорвался до книг.

Потом, после срока, поехал в город,
Где он родился. В справочном скоро
Сказали адрес: с женой и дочкой
Вернулся хозяин в сорок шестом.
Весь день он ходил по двору, не зная,
Зайти ли к отцу. Снег почти растаял,
Но к вечеру приморозило. Ночью
Напился водки и уснул под мостом.

* * *

Состариться на родине – едва ль
тебе такая выпадет печаль,
такое средство от любви к отчизне
найдется в пестром ворохе пилюль
едва ль. Июнь придет или июль,
и ты посмотришь из окошка вниз, не
испытывая страха высоты,
как к солнцу тянут маковки цветы,
нездешние, прохладного оттенка,
как носится собака по двору,
чужие дети завели игру,
бросая мяч о стенку.
Ты помнишь? Вот и славно, вот и пусть.
Тоска – всего лишь чувство, только грусть,
а горечь снов наутро отступает.
Не страшно пережить любимых сих,
когда тепло их сохраняет стих
(а он порой и больше сохраняет),
но не смотреть в глаза, не видеть, как
морщины укрывают смертный мрак,
как холодно и трудно жить под небом
родной страны, не помнящей добра.
Не сохранит молчанье серебра
произнесенных слов. Когда бы, где бы
ты ни состарился, не делай это здесь.
Пусть это будет воздаянье, месть
тому, кто только страхом и обманом
рождает слово искренней любви.
И старость возвращеньем не зови.
Но сном. Но неоконченным романом.

* * *

наклоняет к губам чашку зеленого чая
я этот жест задумавшись не замечаю
мне как-то трудно дышится перед грозою
сердце болит или что-то другое ноет
мы ведь давно не виделись что со мною
вот как в рапиде молнию различаю
слушаю это женское и не отвечаю
«ты понимаешь мужчины они как дети
им не покажешь конфету не сядут кушать
тоже умеют слушаться но не слушать
а кончаешь слаще всего во второй и третий
если не понимает сразу потом не стоит»
и поправляет платье маленькое черное непростое
у нее большая синяя универсал тойота
двое чудных детей сногсшибательная фигура
и такие колени что хочется их потрогать
но она говорит мол времени слишком много
а ее ждет сначала фитнес потом работа
я остаюсь и весь день как бы жду кого-то
в душе моей нет покоя сама и дура
кто-то вообще не придет он меня не знает
он далеко у него например другая
такая ну звонкая тонкая молодая
(только не говори что я это уже писала
я же по малолетству не понимала)
он ее учит любви и литературе
она его слушает слушает курит курит
она же над ним смеется еще чертовка
потому что красива и многое понимает
потому что все впереди и любовь и книги
он вместе с ней смеется ему неловко
что опять очевидное объясняет
«ваша литература одни интриги
сваровские ваши львовские и ровинские
боже меня упаси каневские и херсонские
заговоры какие-то прям масонские
премии публикации ламентации…»
впрочем она приехала из провинции
в маленьком черном прости ее господи платьице
слушает курит смеется потом придвинется
локтем заденет и извинится
я замерзаю тем временем за границей
этой картины и мне ни о чем не плачется

* * *

И вот восходит звезда и поет во тьму.
– Кому ты поешь? – я спрашиваю. «Никому.
Это мое, присущее, музыка сфер.
Ты – родилась и выросла в СССР,
мама твоя – комсомолия, папа – свердловский рок,
дороги твои на запад, окна все – на восток,
ты в них видишь меня, говоришь со мной –
отвечай: хорошо ли тебе одной?»
Что я отвечу звезде, если все – тщета:
совесть, любовь, истина, красота…
Если три четверти жизни живешь во тьме,
если детей родишь, чтоб отдать зиме,
если вдыхаешь воздух, а в нем зола,
нет той страны, которая родила,
правды нет на земле и покоя нет.
Плохо ли мне одной? Не скажу, мой свет.
Может быть, до меня и не было ничего,
мыслю сей мир и так же убью его.
«Нет, – говорит звезда, – ты не поняла.
Ты же спала, а я тут всегда была.
Я никому пою, я для всех горю,
но только с тобой отныне я говорю.
Слышишь меня?» – говорит, говорит, поет.
Солнце встает, – отвечаю, – день настает.


Материалы любезно предоставлены Александром Керданом, Сергеем Симановым и Натальей Санниковой (Урал).

1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Литературно-художественный и публицистический журнал
Ассоциации русских писателей Республики Молдова

Учредитель и главный редактор – Олеся Рудягина

Редколлегия: Валентина Костишар, Олег Краснов, Виктория Алесенкова, Сергей Пагын, Татьяна Орлова

Литературный редактор и корректор – Марина Попова

Художник – Сергей Сулин

Вёрстка – Людмила Ильина

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Наши партнёры

в Молдавии

ПУЛЬС - онлайн газета дня

за рубежом

Русские в Казахстане 

Всеукраинская газета "Русский Мир. Украина"

 

«Ритм Евразии» интернет-портал

Портал русской общины Эстонии

 

Международный творческий ресурс соотечественников "Подлинник"

Красноярское Время

Информация

Информационно-аналитический портал "Русские в Молдавии"

Информационно-аналитический портал "Русские в Молдавии" разработан для освещения и популяризации Русского мира, поддержки движения соотечественников в Республике Молдова.

Все заинтересованные стороны приглашаются к сотрудничеству!