Русские в Молдавии

Информационный портал "Русские в Молдавии"

logo 11

Ср21102020

ОбновленоПт, 25 Март 2016 12am

Back Вы здесь: Русское поле Русское поле № 2 (4) Пушкинская горка Наталия Новохатняя. Вереск

Наталия Новохатняя. Вереск

Наталия Новохатняя - родилась и живет в Кишинёве. Окончила Академию музыки Республики Молдова им. Гавриила Музическу по классу камерного пения. Работала солисткой хора Академии музыки.

Член АРП РМ. Автор поэтического сборника «И вечный блюз» (2009). Публикации: в интернет-журнале «Пролог» (2011), в международном интернетроекте «Подлинник» (2011), на интернет-ресурсах stihi.ru, proza.ru.


КАРТИНКИ ИЗ ДЕТСТВА

1.

Скорей туда, к ромашковому чуду,
К свободе ото всех и ото вся,
За шпалы – протянулись ниоткуда
До в никуда… И знаю, что нельзя.
Но так влекут ромашки, поле, речка…
Оставив все сомненья за спиной,
Бегу под стрекот полевых кузнечиков
Быстрее, чем звенящий крик: «Домо-о-ой!»

2.

Болею-болею-болею-болею…
И градусник сунуть под мышку скорее
Нет сил. Не хочу ни конфет, ни подарков.
Всё время по-летнему душно и жарко.
И мамин испуг на лице побелевшем…
С противной малиной пью чай надоевший.
Таблетку…и спать…
– Просыпайся здоровой! –
Шепнул чей-то голос до боли знакомый…
Проснулась. Нащупав под боком игрушку,
Ей жалуюсь: «Знаешь, болеть – это скучно».

3. СЕМЕЙСТВО

Пять восхитительных кронпринцев и принцесс.
Сосут и спят. Беспомощны и слепы.
Пищат беззвучно, рты раскрыв нелепо.

А я – с дивана – в ожидании чудес
Слежу восторженно, стараясь не дышать,
Боясь смутить сиамское семейство…

Как жаль: на шесть помноженное детство
Неудержать штрихам карандаша...

4. НА ПЛЯЖЕ

– Мороженое! Мороженое!

– Помнишь? Осторожно!
Не то-ро-пясь…
Хрясть!
И половина – в песок,
В розовом пальцы ног.
Вот и предлог,
Чтобы снова в море
Нырнуть с головой
За ракушкой
Пер-ла-мут-ро-вой…

5. В КАРПАТЫ

Зима. Все вместе едем в горы.
Брат – впереди в машине. Гордый.
Я дуюсь, сидя с мамой сзади.
Деревья… домики с оградой
Мелькают слайдами. Вдруг справа
Поплыло кладбище… Отпрянув,
В испуге прижимаюсь к маме:
Там свечи…свечи под крестами!
– Зачем горят повсюду свечи?
– Сегодня же особый вечер.
Сочельник…
Что это – неважно.
Кресты и свечи…Страшно!

6.

Старательно о ножку ножкой бью.
Идёт урок классического танца.
Начавшись важно-скромным реверансом,
Продолжился плие, батман-тандю1

Прямая спинка. Вытянут носок.
Узлом завязан на затылке хвостик.

– В позиции стоять! Держите локти!

Хватаю круг спасательный – станок.
И ровно час твердят про руки, спину…
И как всё это терпят балерины?!

7.

Урок истории. Сижу
И головы не поднимаю.
«Меня не спросят, точно знаю», –
Как заговор, твержу, твержу…
Но жизнь уже на волоске.
Класс шевельнётся облегчённо,
Когда, вздыхая обречённо,
Встаю, чтобы идти к доске…

8.

В музее странно, необычно.
Картины, словно зеркала
Чужие. С шумом неприличным
Перебегает детвора,
Смеясь, к шедевру от шедевра.
И, снисхождения полны,
Взирают статуи, как скверно
Ведут себя потомки – мы!

9. РИСУНОК НА ЧАШКЕ

На чашке – ромашки и лето,
И речки знакомая рябь,
Как детство, забытое где-то…
И всё-таки сложно принять,
Что всё – только раз, и промашек
Не спрятать за накипью лет.
На тонкой фарфоровой чашке
Из тёплого детства букет.

ЦВЕТУЩАЯ АКАЦИЯ

Кишинёвская баллада

Воздух пьянел от цветущей душистой акации.
Слесарь Василий на месте застыл от смущенья.
Сверху грудастая Геня в одной комбинации
Драила стёкла и рамы – вот это везенье!

Сердце стучало кувалдой в груди от желания.
Пусть разведёнка…и дочь – что за имя?! – Ребекка.
Вася, решившись, неловко промямлил признание,
Чем подписался на длительный срок (четверть века).

Били посуду нечасто, лишь время от времени.
Оба работали. Всё было, в общем-то, славно.
Геня, смущаясь, шепнула: «Васёк, я беременна».
Сына, рождённого в муках, назвали Иваном.

Вот и Ребекку, уже волоокой красавицей,
Хмырь провожает, прощаясь, небрежно облапав.
Вася, увидев, спросил только: «Он тебе нравится?»
Ярким румянцем в ответ возмущённое: «Па-па!»

Годы скользили неслышно, меняя течения.
Слово «свобода» – бесплатной добавкой к отъезду.
Геня с Василием, выбрав рецепт поколения,
Тоже решили сорваться с привычного места.

Только судьба, до сюрпризов уж больно охочая,
Всё изменила: в два месяца Гени не стало.
Плакал Василий в обнимку с приёмною дочерью
(Как-то сложилось с ней лучше, чем с сыном Иваном).

Снова июнь. Столько лет утекло незамеченных.
Мало кто вспомнит сегодня красавицу Геню.
Только акация – раной в душе незалеченной –
Также прекрасна в душистую пору цветенья.

МЕДЕЯ

1.

Картина первая: Колхида мирно дремлет.
С негромким блеяньем стада бредут покорно.
Туманом скрыла светлокудрая Нефела2
Отважных воинов, чей путь – всё выше в гору.

Там, пламенея под рассветными лучами,
Слепил глаза дворец волшебника Эета3.
На стенах – стража. Чужеземцев здесь встречали
Лишь градом стрел, что долетят быстрее ветра.

Но, защищённые от всех недобрых взглядов,
Язон с дружиной без помех во двор ступили.
А что же стражники? Они не виноваты
В том, что к героям небеса благоволили.

Туман рассеялся: сверкнула медь тревожно –
И громко вскрикнула царевна, звать Медеей.
Коса, как смоль, черна, смугла девичья кожа…
Мальчишка Эрот, где ты? Целься же скорее!

Стрела вонзилась точно в сердце девы юной.
Не промахнулся сын прекрасной Афродиты!
О боги, что со мной? Ужели я безумна?
Прости, отец! Прости меня, Колхида!

Люблю…

2.

Рассвет второй. Проснулась Эос.4
Румянцем вспыхнули в ответ снега Кавказа.
Привычно небо от смущения зарделось,
И заблестел волною восхищённый Фазис5.

Лишь мрачен храм богини призраков полночных,
В нём колхидянка и назначила свиданье.
Глядят застенчиво царевны юной очи…
Ну что, Язон, тебе понятны их признанья?

…О чём шептались, то слыхали только боги,
Нетопыри да совы – спутницы Гекаты6,
И кипарисы, что чернели на пороге…
А за любовь не высока ли будет плата?..

3.

Картина третья. Как белы драконьи зубы!
Легко ль земле в себя принять такое семя?!
А с колесницы царский взор следил угрюмо –
Считал минуты: скоро ль страшным всходам время?

Свернулись косы-змеи чёрною короной,
А губы девичьи творили заклинанья…
«Всё обойдётся», – молвил разум непреклонно.
«А если…нет?..» – томилось сердце ожиданьем.

Вначале тихо было поле. Только ветер
Тревожил стебли, покалеченные плугом.
Но вдруг всё ожило – горя на солнце медью,
Из под земли явились шлемы, плечи, руки...

Ещё мгновение – строй воинов могучих
Плечо к плечу воздвигся над недавней пашней.
Толкались зрители, чтоб битву видеть лучше:
Теперь держись, герой! О боги, как же страшно!

…На груды мёртвых свысока глядели горы.
Дрожа от гнева, прочь умчалась колесница.
И кто сказал, что в поле, мол, один не воин?
Но…смог бы сам, когда б Медее не влюбиться?..

* * *

…Богиня Ночь шла по земле неспешным шагом.
«Арго» отчалил, увозя Руна сиянье.
Глаза Медеи, загрустив, блеснули влагой:
Прощай, Колхида! Не под силу расставанье,
Но я люблю…

Был от предчувствий воздух чёрен,
И билось пульсом растревоженное море.

КОГДА Б ЛЮБОВЬ

Моя любовь к тебе сейчас – слонёнок…
Н. Гумилёв

Когда б моя любовь была пантерой,
То, внутренне дрожа от нетерпенья,
В кошачьей изумительной манере
Кралась бы к жертве бархатною тенью.

Визгливо верещали бы мартышки,
С волнением следя за зверем чёрным.
Негромкий рык – и вот уже неслышно
Их вскриков, и напуганных, и вздорных.

Оскалилась в улыбке плотоядной
При мысли о…о пиршестве грядущем.
А жертва, не почуяв хищных взглядов,
Беспечная, как предки в райских кущах,
Брела, купаясь в солнечных потоках...

Когда б моя любовь была пантерой,
То прыгнула, уподобляясь року.
И кровью алой обагрилась terra.

* * *

Не верь моей фантазии жестокой.
Её вскормили слёзы и обида.
Когда б любовь была подобна зверю,
То прослыла бы зверством, не иначе.

ЕЙ СНИЛИСЬ КАРТИНЫ

Ей снились картины. Во сне удивительно быстро
Послушная кисть оживляла безжизненный холст:
Как птицы, взлетали дельфины, а резвые рыси
Ныряли в листву, ускользая от яркости звёзд.

Отчалил фрегат, выбирая далёкие страны…
Был к ручке допущен в берете малиновом паж…
А кисть продолжала работу, но прежде в стакане
Смывала с себя предыдущих картин антураж.

Она наслаждалась, мазками холсты заполняя,
Даря всю себя, без остатка, – вот принцип любви!
По женской привычке слезинки от счастья роняя,
Она напоследок шептала творенью: «Живи…»

Как жаль, что картины всегда исчезали под утро,
Взамен оставляя заботы и пасмурный день.
И с пылом влюблённых она торопила минуты:
Когда же на город ночная опустится тень…

Однажды она не проснулась. Наверное, приступ.
А врач, что на «скорой», хотел бы помочь, да не мог.
«Художница…» – думал он, глядя печально на кисти,
На тюбики красок и девственно-чистый листок.

ВЕРЕСК 7

1.

Кружили пчёлы над вовсю цветущим вереском.
Прощальной сладостью манил густой нектар.
Мечтала ль чёрная измученная гарь
В палитру осени войти с лиловым веером?..
А мёд осенний – цвета солнца ли закатного? –
Горчит и тянется. Как непривычен вкус!
У пчёл осенних откровенно злой укус –
Возможно, месть за наслажденье ароматное.

2.

На холмах шотландских зеленеет вереск.
Зеленеет вереск, набирает цвет.
И волнуют тайной древние поверья –
Протянулись речкой через гравий лет.

На холмах шотландских собирают вереск:
Разложить в вязанки да разжечь костры…
– Помогите, духи! Убирайся, нечисть!
Обратятся ль страхи в пыль седой золы?..

* * *

В голове – ох! – подгулял хмель.
Не держали предательски ноги…
Это всё он, вересковый эль8,
Сбил шотландца с прямой дороги.
На часок – дзинь! – заглянул в паб.
Дженни, детка, вытри-ка слёзы!
Был твой муж пьян. Был он так слаб,
Что кулём скатился с откоса.

3.

Из цветущего вереска выкроен вересень9
Без лекал, на глазок, и ни капли не жмёт.
Балансирует вереск на вере и ереси
(Невозможные вопли костёр издаёт!).
Наряжает холмы: здесь – в лиловый, там – в розовый…
С одиночеством в тесном и странном родстве10.
А к вниманию строк, то поэзой, то прозою,
Равнодушен: пусть будут… как сноски в главе.

И БУДЕТ ДЕНЬ

…И будет день. И поутру роса
Слезой прозрачной соскользнёт с травинки.
Ответной влагой заблестят глаза
От ягодно-предательской кислинки.
И птица пролетит, вспоров крылом
Холстину неба, – это ей привычно.
А пёс лениво поплетётся в дом,
К заоблачным полётам безразличен.
Кусочек мира. И понять пора –
Здесь даже горечь для души отрадна.
Жгут сор и листья. Сизый дым костра
Взметнётся в небо нитью Ариадны.


[1] - балетные упражнения

[2] - Нефела – богиня туч и облаков.

[3] Эет – царь Колхиды, отец Медеи

[4] Эос – богиня утренней зари

[5] Фазис – река в Малой Азии; в древности считалась границей между Азией и Колхидой

[6] Геката – божество лунного света, богиня преисподней

[7] - Вереск – самый популярный европейский цветок по частоте употребления в художественных текстах

[8] - Вересковый эль – национальный шотландский напиток

[9] - Вересень – вереск дал имя первому осеннему месяцу в белорусском, украинском, польском языках (верасень, вересень, wrzesien)

[10] - На языке цветов вереск – символ одиночества

1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Литературно-художественный и публицистический журнал
Ассоциации русских писателей Республики Молдова

Учредитель и главный редактор – Олеся Рудягина

Редколлегия: Валентина Костишар, Олег Краснов, Виктория Алесенкова, Сергей Пагын, Татьяна Орлова

Литературный редактор и корректор – Марина Попова

Художник – Сергей Сулин

Вёрстка – Людмила Ильина

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Наши партнёры

в Молдавии

ПУЛЬС - онлайн газета дня

за рубежом

Русские в Казахстане 

Всеукраинская газета "Русский Мир. Украина"

 

«Ритм Евразии» интернет-портал

Портал русской общины Эстонии

 

Международный творческий ресурс соотечественников "Подлинник"

Красноярское Время

Информация

Информационно-аналитический портал "Русские в Молдавии"

Информационно-аналитический портал "Русские в Молдавии" разработан для освещения и популяризации Русского мира, поддержки движения соотечественников в Республике Молдова.

Все заинтересованные стороны приглашаются к сотрудничеству!