Русские в Молдавии

Информационный портал "Русские в Молдавии"

logo 11

Вт24112020

ОбновленоПт, 25 Март 2016 12am

Back Вы здесь: Русское поле Русское поле № 2 (4) Эхо ХХ века Ольга Улицкая. Не всё сгорает

Ольга Улицкая. Не всё сгорает

Ольга Петровна Улицкая (1 июля 1902, Одесса — 23 декабря 1978, Кишинёв) — молдавский советский кинорежиссёр. Заслуженный работник культуры Молдавской ССР (1969).

Окончила Одесский кинотехникум (1929) и Институт народного образования. Дебютировала помощницей режиссёра и второстепенной ролью в картине «Мельница на опушке» (1927). Работала ассистентом режиссёра Александра Осиповича Гавронского (за которого вышла замуж) на картинах «Хромоножка» («Забыть нельзя», «Илька-хромоножка»; 1930, Белгоскино), «Настоящая жизнь» («Поступок комсомолки Веры», «Личная жизнь»; 1930, Белгоскино) и на первой звуковой ленте Киевской киностудии — «Любовь» (1933, Украинфильм). После ареста и высылки мужа в 1934 году последовала за ним в ссылку; в связи с его повторным арестом вернулась в 1937 году в Москву. Работала на киностудии в Алма-Ате. Автор сценария мультипликационных фильмов «Дед Иван» («Как дед Иван смерть прогнал», 1939) и «Лиса, заяц и петух» (1942).

С 1948 года — режиссёр Молдавского отдела кинохроники Черноморской кинофабрики в Одессе, с 1952 года ‒ режиссёр Кишинёвской киностудии хроникально-документальных фильмов. Была дружна с поэтессой Еленой Благининой.

С 1957 года и до конца жизни работала на киностудии «Молдова-филм». Была режиссёром дубляжа около семидесяти полнометражных художественных картин, занималась кинохроникой. В 1958 году совместно с режиссёрами Михаилом Каликом и Борисом Рыцаревым поставила на киностудии «Молдова-филм» первую художественную картину — фильм-балладу на историческую тему «Атаман Кодр». В 1962 году — короткометражную ленту по собственному сценарию «Горькое лекарство». После этого занималась документальным и научно-популярным кино.


НЕ ВСЁ СГОРАЕТ…

ОБЛАКА

Разорванные ветром облака
Кричат от боли, разве ты не слышишь?
И будет ветер, будет боль, пока,
Смятённая, ты думаешь и дышишь.

И голым нервом примешь тишину,
И кровью сердца – полосу заката…
Приложишь к ране не бинты и вату,
А моря шум, и гладь, и глубину.

Высоко в небе лягут облака,
Твою беду прикроют мягкой крышей.
И будет ветер, будет жизнь, пока
Смятённая, ты думаешь и дышишь.

В ДЕНЬ СТОЛЕТИЯ МАТЕРИ

О матери трудно… Само это слово
Такое, что слова к нему не найти.
Ну, мать… Ну, куском поступиться готова
И кровью за детскую боль изойти.

А нас-то немало, букет многоцветный,
Любого на выбор – силён и здоров.
Недаром и мать была статной, приветной,
Два ряда не знавших изъяна зубов.

Теперь моя мама – старушка седая.
Устала… Поблекла… В морщинках лицо.
Чуть утро – и смотрит в окно, поджидая:
Авось ей закинет почтарь письмецо.

От сердца скажу вам, признаюсь вчистую:
Ей букву поставить – что выстроить дом.
Но с грустью щемящей подолгу целую
Те буквы, что мать водружала с трудом.

Тех пальцев ли жаль мне, сведённых ломотой,
Что шарили долго, расправив листок,
Но вся я светлею – смиренное что-то
Из этих кривых изливается строк.

Такого тепла и такой благодати
Полно твоё сердце, что хватит на всех.
А гость на пороге – и гость всегда кстати,
И кстати веселье, и шутка, и смех.

Ты всех бы приветила, всех бы сдружила,
Всех бы знакомых переженила.
Всех бы друзей за столом собрать,
А самой оказаться – как будто! – лишней,
Сесть в уголок и оттуда неслышно
За шумным праздником наблюдать.

Мне бы с тобою всё время ладить,
Мне бы морщинки твои разгладить.
Может, затем и стихи пишу,
Что, от тебя принимая силу,
Так, как у сердца меня носила,
В сердце своём тебя я ношу.

ВОСПОМИНАНИЯ ОБ ОДЕССКОМ «КОЛЛЕКТИВЕ ПОЭТОВ»

Это было летом 1920 года. «Коллектив» помещался тогда в особняке, покину­том его владельцами, в доме № 20 по улице Петра Великого. Помню две смежные комнаты без мебели, стены с лепными украшениями и высокими окнами. Высота окон запомнилась потому, что мне пришлось как-то их мыть, наравне в другими женщинами, членами коллектива (нам хотелось сделать наше помещение если не нарядным, то хоть чистым и, по возможности, уютным).

Трудились мы очень усердно, и Багрицкий, зайдя в комнату в самом разгаре наших усилий, позвал Олешу и сказал: «Смотри, как молодые поэтессы моют окна. Это, пожалуй, получше твоего четырёхстопного ямба!»

Но это было позже, а в первый раз - вот так: почти совершенно голая комна­та, если не считать нескольких стульев и маленького столика. Сидят на этих сту­льях (кто пришёл пораньше), на подоконнике, на полу. Полумрак, надвигаются сумерки, а света, конечно, нет (1920 год!). Поэты читают свои стихи, выходя на середину. Читал молодой Владимир Сосюра (впрочем, все тогда были молоды­ми). Читал Николай Браун, ещё кто-то, не помню. Потом председательствующий объявил: «Сейчас прочтёт свои стихи поэт Илья Файнзильберг».

Все переглянулись - имя было незнакомым. На середину никто не вышел, а откуда-то из угла раздался голос, мерно скандировавший что-то совершенно своеобразное: стихи - не стихи, прозу - не прозу. Скорей, это можно было бы назвать ритмизованной прозой. Необычайно яркие и хлёсткие образы в имажи­нистском вкусе, рассчитанные, может быть, на то, чтобы ударить, как плёткой, по мещанским вкусам. Запомнились, к сожалению, только две строки:

Каждый вечер, с упорством каракатицы
Беззвучно гадит на небесах луна...

Помню, впечатление было очень сильное. Все закричали: «Где он? Кто он? Пусть выйдет на середину, пусть покажется!»

Но на это Ильф, ибо это был он, буркнул из своего угла: «Не пойду, мне и здесь хорошо!»

Таково было первое выступление в коллективе писателя Ильи Ильфа. Впо­следствии все привыкли к его молчаливости и к тому, что он всегда сидел где-нибудь в углу. Иногда он совершенно неожиданно нарушал своё молчание острой репликой, точно попадавшей в цель.

Хорошо помню Юрия Олешу, ходившего в синей матросской голландке, с тёмным чубом, падавшим на лоб. Он был влюблён в Пушкина и в четырёхстоп­ный ямб, и многие из его стихов того периода написаны этим размером.

Помню, например, отрывки из его поэмы «Мёртвые души в современности». Начиналась она так:

Двадцатый век, как низко пал ты!..
Изнеможён, теряя дух,
Бредёшь от Жлобина до Балты
И от Борщей до Пепелюх...

И конец запомнился:

...Мало ль, много ль -
Не перечислишь всех их тут.
Эх, Николай Васильевич Гоголь,
Все души мёртвые - живут!

Помню ещё начало одного стиха:

Ах, такое Рождество у нас,
Что детей, ей-богу, очень жалко!
Что осталось? Кубики да палка
С лошадиной мордою без глаз.

Остальное не сохранилось в памяти.

Юрий Олеша вместе с Багрицким был душой коллектива. Особенно любили Багрицкого. То, что он «божьей милостью поэт», уже тогда чувствовали и знали все. Каждое его выступление с новыми стихами было особым днём в жизни кол­лектива. Читал он очень своеобразно, как никто, - с придыханиями, - у него же тогда <была астма>.

* * * Окончание этих воспоминаний утрачено. Копия текста сохранилась в личном архиве В. А. Галицкого, заслуженного деятеля искусств РСФСР, ав­тора книги «Театр моей юности».

ПРИКЛЮЧЕНИЯ КАПЛИКА

авторская заявка на сценарий детского фильма

В нашей кинематографии почти отсутствуют фильмы для самых маленьких, а если и есть, то, главным образом, мультипликационные, в которых порой раз­влекательная сторона заслоняет собою всё остальное. Сочетание же яркой зре-лищности и глубокой воспитательной силы встречаются крайне редко.

С этой точки зрения, пьеса для кукольного театра «Сказка о маленьком Ка-плике» (автор - Н. Гернет), получившая вторую премию на Всесоюзном конкур­се, представляется мне буквально находкой для нашего детского кинематографа.

Ярко зрелищная, музыкальная, вводящая ребёнка в любимый им мир живот­ных, где каждый образ вылеплен чётко и выпукло, где не прекращается беспре­рывно развивающееся действие, за которым ребёнку легко следить, - она сразу захватывает юного зрителя и ведёт его за собой до самой последней сцены.

Она вызывает у ребёнка не только чувства, но и первые мысли о жизни, пер­вые оценки поступков. Любовь к доброму и неприятие злого, радость победы над ним, сочувствие к слабому, стремление помочь попавшему в беду товарищу, великая сила единения, братства и дружбы, цепная реакция добра - вот то душев­ное богатство, что унесёт с собой ребёнок после просмотра фильма, который я предлагаю сделать на основе этой пьесы.

Зададут вопрос, как осуществить в кино то, что в театре играется при помо­щи кукол.

Кино даёт гораздо больше возможностей в этом смысле, чем сценическая площадка. Всех лесных героев могут играть дети, одетые в соответствующие ко­стюмы и, конечно, не в масках, а с открытыми личиками. Маленькие зрители привыкли к такой условности и охотно её принимают.

Сочетание большого масштаба декораций с маленькими фигурками персона­жей даст ощущение лесного микромира (ибо всё действие должно происходить в павильоне, на условной, сказочной натуре).

Материал пьесы даёт возможность создать ярко зрелищный, увлекательный и очень нужный фильм для малышей.

ВСТРЕТИЛИСЬ ДВОЕ...

заявка на сценарий документального фильма

Здесь мне хочется рассказать о двух жизнях. Одной - находящейся уже в зе­ните зрелости и творчества, и другой, ещё только расцветающей.

Первый - художник Борис Пророков. Вторая - юный композитор Таня Федь-кина.

Почему именно эти двое?

В столкновении этих жизней есть какая-то глубоко волнующая закономер­ность.

Борис Пророков. Автор серии рисунков «Это не должно повториться». Ав­тор мужественной, героической жизни, которая потрясает душу не менее, чем его работы. Художник и солдат, пронесший через все рубежи войны гнев и страсть поистине взрывной силы.

Человек, расплатившийся тяжёлой контузией. Приговор врачей: работать нельзя. Нельзя касаться темы войны, это обостряет болезнь.

Но обостряется всё больше схватка двух миров. Тяжелее нависает гроза войны.

И вот отброшены запреты. Нечеловеческим усилием преодолевая жесточай­шую головню боль, непрекращающуюся годами, - результат тяжёлой контузии на фронте - Пророков рисует. Он создаёт свою серию рисунков «Это не должно повториться».

Я не знаю более сильного и страстного протеста против звериной сущности фашизма, против войны. Очень хорошо сказал о Пророкове Владимир Рудный: «Он заставил нас посмотреть на войну глазами жизни, которая в муках и борьбе противостоит смерти».

Вот это великое мужество искусства Пророкова и его жизни мне хотелось бы донести с экрана.

И другая жизнь. Цветущая, юная, не знавшая бомбёжек и затемнений. Жизнь, которую бережно держит страна в своих материнских ладонях. Ничем не нарушенное детство, радостный и светлый талант.

Оба они живут в одном городе. И может быть, Таня не раз пробегала по улице мимо медленно идущего человека. Такого, как все. А он, возможно, не обратил внимания на весело подпрыгивающую на бегу девочку с большой нотной папкой под мышкой.

Но когда, в конце фильма, перед нами появится на экране полный гнева ри­сунок Пророкова «Тревога», где мать в непередаваемом порыве прижала к себе ребёнка. И когда мы услышим на этом кадре детский Танин голосок, поющий «Колыбельную», которую она сама сочинила, - глубокая внутренняя закономер­ность сопоставления этих двух жизней дойдёт до зрителя без всяких словесных пояснений.

Меня очень волнует эта тема. Каждый из нас в меру отпущенных ему сил и умения должен сказать своё «нет» войне. Особенно сейчас. А в подобном очерке это «нет» должно прозвучать очень сильно.

Публикацию подготовила О. Тиховская

1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Литературно-художественный и публицистический журнал
Ассоциации русских писателей Республики Молдова

Учредитель и главный редактор – Олеся Рудягина

Редколлегия: Валентина Костишар, Олег Краснов, Виктория Алесенкова, Сергей Пагын, Татьяна Орлова

Литературный редактор и корректор – Марина Попова

Художник – Сергей Сулин

Вёрстка – Людмила Ильина

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Наши партнёры

в Молдавии

ПУЛЬС - онлайн газета дня

за рубежом

Русские в Казахстане 

Всеукраинская газета "Русский Мир. Украина"

 

«Ритм Евразии» интернет-портал

Портал русской общины Эстонии

 

Международный творческий ресурс соотечественников "Подлинник"

Красноярское Время

Информация

Информационно-аналитический портал "Русские в Молдавии"

Информационно-аналитический портал "Русские в Молдавии" разработан для освещения и популяризации Русского мира, поддержки движения соотечественников в Республике Молдова.

Все заинтересованные стороны приглашаются к сотрудничеству!