Русские в Молдавии

Информационный портал "Русские в Молдавии"

logo 11

Пт20042018

ОбновленоПт, 25 Март 2016 12am

Back Вы здесь: Русское поле Русское поле № 1 (3) За межой Через жизнь прорваться к бытию (Современные поэты Петербурга)

Через жизнь прорваться к бытию (Современные поэты Петербурга)

Поле современной русской поэзии не только широко, но и весьма разнообразно. Сколько всевозможных течений, движений, школ, сколько замечательных поэтов! И ведь так порой хочется хотя бы на минутку отвлечься от возделывания своего участка и посмотреть, что происходит там – за полоской вспаханной земли – на других поэтических угодьях, какие новые имена появляются, какие стихи пишутся. Собственно, поэтому и появилась в нашем журнале новая рубрика – «За межой». В ней мы будем знакомить наших читателей со стихотворным творчеством авторов, живущих в разных городах ближнего и дальнего зарубежья.

Сегодня мы представляем поэтов из северной столицы России – Санкт-Петербурга. Ну, а подготовил и прислал стихотворные подборки для нашего журнала прекрасный питерский поэт Алексей Ахматов, за что ему от имени редакции «Русского поля» огромное спасибо.

Ведущий рубрики Сергей Пагын

«ЧЕРЕЗ ЖИЗНЬ ПРОРВАТЬСЯ К БЫТИЮ…»

Игорь Лазунин

Уже после первой публикации в альманахе «Молодой Петербург» в 2000 году поэт и эссеист Е. Жабинковская отметила: «Лазунин – один из интересных и перспективных авторов». В последующие годы Лазунин стал постоянным автором этого альманаха, а также других сборников поэзии – «Приневье», «Посвящение Петербургу», «Всерусский собор» (2005), «День Поэзии» (2007), «Красивые вещи», «Аничков мост». Стихи и критические статьи Игоря Лазунина неоднократно публиковались в периодической печати: журналах «Невский альманах», «Вокзал», «Аврора», «Северная Аврора» и газетах «Гончарный круг», «Морская газета», «Литературный Петербург» и др.

Его стихи отличает подчёркнутый метафоризм и чуткая пристальность к реалиям окружающей жизни. Что, собственно, ассоциируется у читателя именно с питерской поэзией или, если хотите, с питерской школой? Классичность, то есть традиционность формы, строгий подход к выразительным средствам, отсутствие китча, детализация, когда предметы даны крупным планом, и, наконец, некоторая холодность, иными словами, рассудочность – все признаки у Лазунина, что называется, налицо.

Известный поэт Глеб Горбовский в предисловии к сборнику Лазунина писал: «Выбор… слов – не тривиален, не затёрт подошвами размеренного стихоплётства… Так что, читая, не задохнешься от уныния…».

* * *

В невесомом опьянении –
В тополином оперении
От макушки до когтей –

День приподнимает крылья,
Солнце смешивая с пылью
В сногсшибательный коктейль.

Соус неба густ и жирен.
Воздух всюду растопырен,
Как в траву упавший жук.

В общем, славная погода.
Ветер дует с винзавода.
Каждым вдохом дорожу.

Видно мне в проулка щелку:
За помойкой, у хрущевки,
Ссорясь тихо и не зло,

Из моей облезлой шапки,
Сильно намозолив лапки,
Свили ангелы гнездо.

* * *

Листья с расцветкой варёных креветок
Падают с веток – для вкусного хруста.
Нравится придурковатому ветру
Книги аллей пересказывать устно.

Словно поэтов большого масштаба,
Я обожаю аллей сочиненья:
Ни одного повторенья и штампа
В полном собрании их сочленений.

Сыро, и гаснет осенняя топка,
Сумрак прожектором наспех заштопан.
В горлышке космоса лунная пробка.
Сушит мне душу… Полцарства за штопор!

ПРО КОЗЛЯТ

Стихи, работа, и жена –
Безделица и хрень.
Букет молдавского вина
Не вянет пятый день.

Он вносит колорит в уют,
Он терпкий, как хурма,
И губы трепетно жуют
Прозрачный аромат.

Ничто так не ерошит взгляд,
Как на столе букет.
А дома все меня козлят
За то, что я – эстет!

ВЫЗДОРОВЕЛ

Как сухо и светло в носу!
Какие он вдыхает трели!
А раньше страсти в нём кипели
И пузырились на весу.

Как бодр и насторожен нос!
Изящней самой гордой цапли,
Он может всякий запах сцапать
И воздух целовать взасос.

* * *

Пюре застыло, как литьё,
И пар острижен.
Оно мне шепчет: «Я – твоё.
Меня возьми же!»

Куриный солнечный бульон
Тарелкой схвачен.
Чай, словно женское бельё,
Полупрозрачен.

Лоснится соусом рагу,
Сельдей торпеды…
Всё, дорогая, не могу,
Зови обедать.

Борис Орлов

Борис Александрович родился в 1955 году в деревне Живетьево Ярославской области. Окончил Высшее военно-морское инженерное училище имени Ф.Э. Дзержинского (1977) и Литературный институт имени А.М. Горького (1985). Начинал офицерскую службу на атомных подводных лодках Северного флота. Прослужил в Военно-Морском Флоте почти 33 года. В настоящее время капитан 1 ранга в отставке.

Первая публикация увидела свет в мае 1972 года. С тех пор вышло 15 книг стихов. С 1986 года Борис Орлов – член Союза писателей СССР. Лауреат нескольких литературных премий. Его произведения и статьи о его творчестве публиковались в США, Англии, Китае, Японии и в других странах. Статья о нем и его творчестве включена в трехтомный биобиблиографический словарь «Русская литература XX века», подготовленный Институтом русской литературы Российской Академии наук.

В настоящее время Борис Орлов – председатель правления Санкт-Петер-бургского отделения Союза писателей России, сопредседатель правления Союза писателей России.

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ

Женщина – кровавое божество. Сигарет ментоловых
дым. Ночных клубов похотливая прыть.
Скольким цветам отрезали красивые головы
для того, чтобы тебя ублажить?!

Женщина – кровавое божество. Тебя заносит утром,
как снегом, пудрой. Запах французских духов
                                                  хлещет, словно плеть.
Сколько убили соболей, норок и нутрий
для того, чтобы тебя одеть?!

Женщина – кровавое божество. Туманный флирт и тайные встречи
в ресторанах. Интриг запутанная нить.
Скольким соловьям вырвали язык, а лебедям – печень
для того, чтобы тебя накормить?!

Женщина – кровавое божество. В твоих зеркалах тонут,
                                                  как в прорубях, лица –
плетут заговоры, продают страну, захватывают власть.
Сколько мужчин стали ворами, грабителями и убийцами
для того, чтоб ты им отдалась?!

Женщина – кровавое божество…

* * *

Трубили печи в каменные трубы,
А ветер в луже облако лакал.
На женскую любовь я ставил губы,
Как на лису охотничий капкан.

Любовь хитрила. Но ее изнанка,
Как соль, белела на моем виске.
Мне дождик предсказал, а не цыганка
Судьбу по незатейливой руке.

Стоптав ботинки и разбив коленки,
Я понял: мир – шершав и угловат.
На мачте поднят парус, будто к стенке
Поставлен неприятельский солдат.

Куда плыву? Переплываю Лету.
Трепещет зыбь, как травы на лугу.
И словно серебристые монеты,
Бросаю годы в мертвую реку.

* * *

Сентябрь. Набухшие аллеи.
Из туч скрежещет поздний гром.
Листва от сырости ржавеет,
Не рощи, а металлолом.

Жить в металлической пустыне
До снега… Воют провода.
Ржавеет прошлое. Отныне
Над миром ржавая вода.

Все, что болело, отболело.
Душа к дождям не рвется в высь.
Ржавеет вымокшее тело,
И ржавчина съедает жизнь

* * *

                              Памяти С. Есенина

Летит на юг снежинок певчих стая
И белизна, и ветра птичий свист.
«Отговорила роща золотая…» –
Выводит на крылечке гармонист.

По первопутку пес бежит с опаской,
В белесом полумраке вязнет взгляд.
«Отговорила роща…» Гаснут краски.
И ветви по-старушечьи скрипят.

Душа снежинкой по небу летает,
Стар гармонист – на снег скользит слеза.
«Отговорила роща золотая…»
И отпевают рощу небеса.

* * *

Друг мой! Небесный мой брат…
Где же ты? Шелест берез.
Холмик. Кладбищенский сад.
Игрище птиц и стрекоз.

Майская синяя высь.
Белой черемухи ветвь.
Я тебя младше на жизнь.
Ты меня старше на смерть.

Алексей Ахматов

Первая публикация состоялась в журнале «Нева» в 1987 году, а через два года вышел первый поэтический сборник «Солнечное сплетение» с предисловием известного критика А. Урбана. Уже здесь критик отмечает, что Ахматов «рано стал мастером. Его стих крепко скручен. Насыщен образами, ярок зрительно и музыкально». Умение преображать мир – одно из важнейших свойств поэта. Так об Ахматове писал Е. Антипов: «В стихах у него все движется, ползает, скребется, растет, цветет, жужжит, стрекочет. Механические крабы, тритоны, богомолы, дрозофилы, червячки, паучки, пожилой кактус с пушком на затылке, стрекозы в шлемах, диплодоки, хомяки, сороконожки, сыроежки. Словно Голем, словно снегоуборочная машина он загребает все это, все, что попадает в зону видимости, и – делает… вещь качественную, одухотворенную. Комарик и экскаватор в его руках обретают свою биографию, свою усталость» («Царскосельский альманах», 2006. № 3).

Стихи Алексея отличаются повышенной метафоричностью. Но дело не в самих метафорах, а в том, с какой любовью Алексей воссоздает окружающий нас мир,
видимый часто лишь ему одному. С 1997 года Ахматов руководит поэтической секцией общества «Молодой Петербург» при СПб. отделении Союза писателей России.

* * *

Мне долго ангелы шептали:
«Ты избранный, ты не такой,
Как все. Иди по вертикали,
Мы заняты твоей судьбой.

Пускай здоровьем ты не пышешь,
Не сильный голос пусть, а все ж
От Бога все, что ты напишешь
И даже что произнесешь!»

И я, быть может, им поверил,
(Что оставалось, право, мне?)
Когда б ни санитар у двери
И ни решетки на окне.

* * *

Не знаю, как на самом деле нужно,
Но, думаю, – я жил совсем не так,
Как в переводе Пушкина натужно
И строго завещал Гораций Флакк.

Веленьям Божьим не был я послушен,
Страшился, часто требовал винца,
Ни похвалы не принял равнодушно,
Ни клеветы, оспоривал глупца.

И поручиться за тунгуса смело
Не смог бы я, считая в тот момент,
Что для поэта все-таки не дело
Себе до смерти ставить монумент.

* * *

                              Памяти Алексея Леонова

Ворона конструирует гнездо
В архитектуре ветреной березы,
И это привнося в него, и то.
А дерево, страдая от артроза,

Скрипит, но терпит зуд ее трудов,
Хрустят сухие сучья, как меренги, –
Так терпит дом, построенный Кваренги,
Вмешательство позднейших мастеров.

Все это жизнь у жизни на плечах
И жизнью жизнь поправший птичий лепет…
Гнездо, как будто круглая печать,
Удостоверит – смерти нет на свете.

31 МАЯ

Земля в перехлестах корней –
Рассыпчаты древние руны,
Распаханных грядок буруны
По полю бегут – кто быстрей.

Как быстро отходит земля
От груза снегов многотонных,
В канавах проснулись тритоны,
На солнышке млеет змея.

Как будто кто снял поясок –
Распахнут халатик тропинки,
Лесок, голубеющий в дымке,
Еще до конца не просох.

Еще моралист муравей
В преддверии лютых морозов
Не учит вокальных стрекозок
Плясать под дуду январей.

Еще пленка бьется лещом
На остове шаткой теплицы,
Еще неуверенны птицы,
Еще, и еще, и еще…

ОДА ДИВАНУ

Скрипи, мой диван, подо мною,
Рыдай, как разбитый рыдван,
Пускай под рессорной дугою
Мелькает дорожный бурьян.

Несись в полуночных просторах,
Пружинами всеми звеня,
Пусть сонмище снов, словно свора
Собак, провожает меня.

Лети, мой диван, невесомо
И в ночь уноси седока
От улицы прочь и от дома,
Где сердце сдавила тоска,

Где с милой, с которой делили
Мы счастье земное и кров,
В быту, как в бою, пристрелили
Невечную нашу любовь.

Рыдай же над нами утробно.
Ты тоже на ножках кривых,
Тому Боливару подобно,
Не вынесешь больше двоих.

Екатерина Кульбуш

Закончила педагогический университет им. А. И. Герцена с красным дипломом. По окончании института работала учителем в школе для слепых, занималась научной работой, несколько лет жила в Англии. В настоящее время работает менеджером по продаже медицинского оборудования.

Член Союза писателей России с 1999 года, член литературной мастерской Ю. Шестакова и ЛИТО В.А. Лейкина, постоянный автор альманахов: «Царское Село», «Гармония» «Русский мир», «Рог Борея» «День поэзии», «Окно», «Синий апельсин», «Всерусский Собор», стихи Кульбуш печатаются в газете «Литературный Петер-бург», журнале «Нева».

Известный критик Г. Муриков пишет в газете «Литературный Петербург»: «Неожиданно ярко на поэтическом небосклоне Петербурга восходит звезда Екатерины Кульбуш. Молодой поэтессе в высшей степени присуще то качество, которое Бунин назвал ”лёгким дыханием”». В своей статье критик отмечает «многослойность символики и неожиданное смещение ракурсов восприятия поэзии Кульбуш… тонкую, едва заметную иронию….высокую точность слова, как образа, так и символа… изящество и элегантность, даже салонность в самом лучшем смысле этого слова… предельную углублённость в самую суть вещей, в их душу».

Её стихи сослагательны по замыслу и экстремальны по исполнению… это преодоление бытовухи, стремление через жизнь прорваться к бытию».

* * *

Наш мир от первых дней его созданья
И вплоть до даты моего рожденья
Прожил в нетерпеливом ожиданье,
В сплошной попытке самоулучшенья,

Что делали природа и народы
Стихией, Духом, Делом, Мыслью, Кровью.
Но это было только предисловье,
Лишь подготовка к моему приходу.

И с той поры, как я глаза открыла,
Всё, что ни есть: микробы и светила,
Уродство и краса, земля и небо
Исполнены желанием единым:
Существовать лишь для моей потребы.
Развоплотиться в миг моей кончины

Н. В. ГОГОЛЬ

Сумасшедших и пишущих в мире свободней нет,
Путы быта порвавших усилием головы.
Очень редкая птица перелетит через Днепр,
Да и та упадёт, обессилев, среди Невы.

Поднимите мне веки: нисколько не чуден мир,
И при тихой погоде – тем более в мартобре.
Кто же дал мне право со счётами между людьми
Недостачу выискивать в честности и добре.

Но с одними безносыми в городе жить нельзя.
От душевных уродов в мозгу тошнота и страх,
И в словесности русской безлюдье. Где ж силы взять
Верить в птицу-тройку, как в Троицу на небеса.

Колупнёшь бумагу пером – лезет жуткая гниль,
От которой невмочь писать, а не то, что дышать.
Ничего! Я горящим романом зажгу фитиль
Той великой свечи, что зовётся ещё душа.

* * *

В сердцевине белой ночи,
В лихорадочном азарте
Несусветный бред бормочет
Бедный самоистязатель.

Есть поэт, и ест поэта
Вампирическая жажда
Нефильтрованного света,
Несрифмованных пейзажей.

Близко. Чувствуется кожей.
Подманить, схватить! Однако
Образ быстр и осторожен,
Как бродячая собака.

Вот его на живодёрне
Улучшают и калечат.
Вот он в форме, вот он в корне
Прежним всем противоречит.

Только в нудном свете утра
Прежним места нет картинам,
И поэта пьёт компьютер,
Оплетая паутиной.

ЗИМА

В постель забрались блохи. Ну и новость!
Да это мы же с вами с тихой злобой,
Когда округу замело по пояс,
Штурмуем непролазные сугробы.

Прём напролом, копаем коридоры.
Сугробы, как гробы надежд на лето.
Но греют зренье снежные узоры
В изысканном переплетенье веток.

А ветер, как сбежавший сумасшедший,
Тревожит всех шизоидною блажью,
Хватает за плечо, на ухо шепчет:
«Дай поиграть твоею жизнью. Дай же!»

Несётся месяц – страшненький стрекозлик.
Блестят сквозь тучи два стеклянных рожка.
И замер чьих-то слов чуть слышный отзвук:
«Ты любишь зиму, ангел мой?» «Немножко»

ДОЖДЬ

Мой щит автоматический сломался.
И дождь меня схватил, присвоив тут же.
Я часть его. Я связь. Я грязь. Я туча.
Для гонки капель скоростная трасса.

Помои неба я, бульон для почвы.
Мой голос – жуткий рык, глаза сияют.
Мой мозг летит, как капля дождевая,
Контейнер, полный долгожданной почты,

В которой код рожденья новых линий
И новых красок прочитает флора.
Как жаль, что жизнь кончается так скоро
И неожиданно, как летний ливень!!

Евгений Каминский

Заведующий аналитической лабораторией, кандидат технических наук. Участник нескольких заполярных экспедиций, а также нескольких длительных научноисследовательских рейсов в Мировом океане.

С 2003 года – заведующий отделом прозы журнала «Звезда». Член Союза российских писателей. Живет в Санкт-Петербурге.

В 1989 году в Ленинградском отделении издательства «Художественная литература» выходит первый поэтический сборник Каминского «Естественный отбор», имевший определенный успех. В 1990 году издательством «Советский писатель» издается книга стихотворений «Толпа».

С середины девяностых годов Каминский создает и прозу.

Является участником нескольких поэтических антологий, в частности, «Строфы ХХ века» (составитель Евгений Евтушенко), «Поздние петербуржцы» (СПб,1995), «Россыпи» (СПб, 2000), последних выпусков (2007, 2008) всероссийского «Дня поэзии».

Автор множества журнальных публикаций, в том числе в журналах «Звезда», «Нева», постоянным автором которых он является; «Аврора», «Октябрь», «Волга», «Литературная учеба», «Северная Аврора», «Всерусский Собор», «Литерарус» (Хельсинки), публиковался в «Литературной газете», в отечественных и зарубежных альманахах, в частности, в альманахах «Поэзия», «День поэзии» «Истоки», «Подвиг», «URBI” “XXI век” (Германия) и др., а также во многих коллективных сборниках.

Лауреат литературной премии (1992) Независимой преподавательской ассоциации за поэму «Свиная голова», лауреат премии Гоголя (2007) за роман “Князь Долгоруков”.

* * *

Право, не был наш путь бестолков.
Мы когда-то такое видали,
несмотря на железо оков
и довольно туманные дали.

Связь времен – неприметная нить.
И варяги нас били, и греки,
чтобы к Небу любовь в нас отбить
и земными нас сделать навеки.

Утлой плоти сносился атлас,
видишь, Небо совсем уже близко…
Но крест-накрест не вычеркнет нас
даже смерть из небесного списка.

Ибо тех не списать со счетов,
кто вкусил здесь от синего моря
и от красного моря цветов,
каждой ноте творения вторя.

Кто в высоких речах не силен,
но печален, как стих Откровенья,
лег чернилами грозных времен
на полях и пробелах творенья.

* * *

Печальной скрипке, умершей с тоски,
теперь не умирать уже с похмелья.
О смерти прель, о нежные тиски
известняков и глины подземелья!

Покойно как не видеть и не знать.
Не значиться, не зваться – чем не чудо?!
Ликуй червей мучительная рать,
такого получив к столу верблюда.

Бесчинствуй, смело режь на ремешки
того, кому эпоха золотая
всегда грозилась выпустить кишки,
ручищею за шиворот хватая.

Пируй, орда, уж если невтерпеж!
Гармонию увеча безъязыко,
раскладывай. Лишь музыку не трожь –
не терпит разложения музыка.

Души и плоти кончится война.
Покинут пир насыщенные гунны,
и под землей лишь музыка одна
останется, забывшая про струны.

* * *

Среди болот чухонских у реки
жизнь под наркозом сладкого портвейна
мне в руки шла, как рыбы косяки
в апостольскую сеть – благоговейно.

Нет, Питер был мне больше чем родня,
когда я брел от “Рима” до “Сайгона”,
как искру божью, на сердце храня
хрустальный звон трамвайного вагона.

От радости лоснилась борода.
Глаголом разрываемый на части,
счастливый, нес я глупости тогда,
не ведая, что в этом-то и счастье.

О вечном громко споря сам с собой,
я брел на красный свет, пока матерый
не брал меня за жабры постовой –
в колене третьем ангел красноперый…

Близ, при дверях уж, сумерки, зане
душа еще немного потомится,
покуда не допишется во мне
печальных слов последняя страница.

Пока, с кривой усмешкой, вопреки
эмпирике, я, сгинув, не исчезну
среди болот чухонских у реки,
а из одной шагну в другую бездну.
* * *
Когда кончался в окнах свет наклонный
и не сдавалось лишь мое одно,
вставал я в перекрестии оконном
и ночь могла прицелиться в окно.

Я знал, что так себя я обнаружу,
и все ж не прятал душу за стекло,
но рвал окно – свет уходил наружу,
и тратилось последнее тепло…

Тогда, в холодной космоса утробе,
во тьме таким молился я богам,
что мне слова не в славе, а в ознобе,
теряя стыд, сдавались по слогам.

Но и к словам не зная интереса,
я шел навстречу грозному тому,
чему на черном звезды лишь завеса
и что, вместив, не вынести уму.

* * *

Жаль, что только в финале прорезались к жизни резцы.
Но пока не разбиты кому-то на счастье, как блюдца,
ни на шаг не отступим – пусть насмерть стоят подлецы
и, в лицо нам бросая: «Вы здесь не стояли!», смеются.

В голубых ли гостиных, в сырых ли колодцах-дворах
в ледниковый период раздела на левых и правых,
утонувших в перинах и просто по пьянке в канавах –
это время нас всех на земле уравняло в правах.

Только равенство это уже невесомо, как свет.
И кончается дело под небом печальное это,
по которому ты проходил, как вопрос без ответа,
все ж упрямо надеясь найти себе в небе ответ.

Роман Круглов

Начал писать стихи в возрасте 10 лет. В 2000 году стал участником литературного объединения «Молодой Петербург» при СП России под руководством Алексея Ахматова.

Первая публикация Круглова состоялась в альманахе «Молодой Петербург» в 2001 году. В последующие годы он стал постоянным автором этого альманаха, а также других сборников поэзии – «День Поэзии» (2007), «Красивые вещи» (2009), «Аничков мост» (2010). Его стихи и критические статьи неоднократно публиковались в периодической печати: журналах «Архиоптерикс», «Невский альманах», «Вокзал», «Аврора», «Северная Аврора» и газетах «Гончарный круг», «Литературный Петербург», «Литературная газета» и др.

Главное достоинство поэта – точный поэтический слух. Чувство меры прекрасно сочетается у Круглова с творческой смелостью. Роман не боится высказываться парадоксально.

* * *

Фонаря большой скрипичный ключ.
Прыгают, меняются, играя,
Ноты воробьев на проводах.

Их вспугнет, громоздок и скрипуч,
Неожиданный аккорд трамвая
И промчится дальше впопыхах.

Музыка непрочна и легка,
Мимолетна, но жива пока.

Ноты скачут и фонарь стоит.
Много воробьиных прозвучит
Ораторий и
               сюит!
                              Сюит!

* * *

Сосны словно пальцы в танце буто.
Здесь все беды так мелки, как будто
Маленький жучок заполз за ворот.
Я оставил за плечами город,

Где одна в квартире коммунальной
Бывшая жена тревожно курит
В нашей бывшей спальной, переспальной,
Где в гардины въелся запах дури,

Свалены, как в мусорном овраге,
Книги и бутылки с алкоголем
И уже ненужные бумаги
По работе, с коей я уволен.

Это все оставив за спиною,
Я кормлю поваленной сосною
Мой костер. Ничто здесь не тревожит.
Только лишь жучок щекочет кожу.

* * *

Нет, вовсе не удел пернатых,
А привилегия приматов
Полет идей, ума усилья,
Духовный, творческий экстаз.
Я не таков. Поскольку хил я,
Смиренно умываю крылья.
Куда мне, ангелу, до Вас?

ИЗО

Оживает все тело мое: кожа, мышцы, скелет.
Под твоими руками легко, постепенно и ловко,
Как под карандашом. И большого значения нет
В том, что смята под нами уже простыня-драпировка.

Солнце нас прорисует с прилежностью ученика –
Мы продолжим, ведь утренний свет постановку не портит.
Для тебя спать с натурщиком так же естественно, как
Пить вино из бокала, что был на твоем натюрморте.

Но сменилась картина: одеты, сидим за столом,
Говорим об искусстве и планах на вечер за чаем…
Что-то новое, странное вдруг между нами легло
Неестественной тенью, но мы ее не замечаем.

1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Литературно-художественный и публицистический журнал
Ассоциации русских писателей Республики Молдова

Учредитель и главный редактор – Олеся Рудягина

Редколлегия: Валентина Костишар, Олег Краснов, Виктория Алесенкова, Сергей Пагын, Татьяна Орлова

Литературный редактор и корректор – Марина Попова

Художник – Сергей Сулин

Вёрстка – Людмила Ильина

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Наши партнёры

в Молдавии

ПУЛЬС - онлайн газета дня

за рубежом

Русские в Казахстане 

Всеукраинская газета "Русский Мир. Украина"

 

«Ритм Евразии» интернет-портал

Портал русской общины Эстонии

 

Международный творческий ресурс соотечественников "Подлинник"

Красноярское Время

Информация

Информационно-аналитический портал "Русские в Молдавии"

Информационно-аналитический портал "Русские в Молдавии" разработан для освещения и популяризации Русского мира, поддержки движения соотечественников в Республике Молдова.

Все заинтересованные стороны приглашаются к сотрудничеству!