Русские в Молдавии

Информационный портал "Русские в Молдавии"

logo 11

Чт18102018

ОбновленоПт, 25 Март 2016 12am

Back Вы здесь: Анализ и мнения Молдавское общество довольно анархично

Молдавское общество довольно анархично

Автор: Евгений Андоний
Евгений Андоний

Размышления анархиста о свободе, государстве и собственности, о современном рабстве, клемме на затылке и замкнутом круге.

- Евгений, Вы - анархист?

- Да, убеждённый.

- А какой? Анархист-максималист, анархист-коллективист?

- Есть и другие разновидности – анархист-коммунист, анархист-индивидуалист … Анархисты по природе своей – свободные люди, они не готовы себя загонять ни в какие идеологические рамки. Сколько есть анархистов на земле, столько течений может быть. Мы никого не ограничиваем в том, как он выражает свою свободу. Некоторые говорят – мы анархо-капиталисты. Ну, так тому и быть. Идейные анархисты не признают частную собственность. Анархо-капиталисты это странный микст, они признают капиталистические отношения и мир, в котором живут, но при этом хотят каких-то свобод, которых им не хватает. Есть анархо-коммунисты, которые живут в другом времени, но при этом считают, что могут построить общество, свободное от запретов.  

- Есть какие-то анархические группы, партии?

- Анархисты могут объединяться в группы для того, чтобы так было интереснее, но не готовы объединяться в партии с какой-то иерархической структурой, жёсткими правилами. Партийность предполагает наличие вождей, заместителей, руководителей – это то, чего анархисты не принимают.

- Взгляды могут быть многообразны, но где-то эти взгляды могут выходить за грань анархизма?

- Нельзя ограничивать свободу других людей. Ты можешь быть достаточно свободным человеком, но если ты начинаешь своими действиями подавлять окружающих, их свободу ограничивать, то ты уже не анархист по определению. Диктатор - не анархист, хотя он, конечно, свободен абсолютно.

- И всё же лично Вы - какой анархист?

- Передо мной не стояла никогда проблема самоидентификации, я не стремился себя в какую-то нишу загнать. Но есть набор признаков, по которым можно определить, близок ли человек к анархизму. Если человек готов в какой-то перспективе отказаться от частной собственности и считает, что частная собственность это зло, если человек в перспективе готов отказаться от государства, государственности и считает, что государство человечеству не нужно, если человек понимает, что нужно уважать свободу окружающих людей, то можно сказать, что этот человек близок к анархическим взглядам. Я считаю, что я анархист благодаря набору таких маркеров.

- Как Вы относитесь к частной собственности?

- Я считаю, что собственность это зло, я никогда не смог бы назвать себя анархо-капиталистом. Я негативно отношусь к монетарной банковско-финансовой системе, которую породил капитализм, и которая его воспроизводит. Я считаю, что деньги должны быть просто средством обмена, как в прежние времена, когда деньги были мерилом, которое помогало обменять яблоки на труд мастера. Деньги помогали сравнить кислое с горячим, зелёное с острым.

- Это очень умозрительно, в нашем обществе нельзя отказаться от банков и собственности.

- Да, и анархисты говорят, что та стадия развития общества, на которой мы находимся, не позволит нам сразу попасть в идеальное анархическое общество. Нужен ряд промежуточных шагов, следует отказываться от отдельных пережитков, чтобы постепенно перейти к обществу, в котором не нужны будут ни частная собственность, ни государство.

Есть необходимый набор вещей, которые позволяют жить комфортно – одежда, обувь, дом, некоторая личная собственность, которая не может принадлежать всем. Всё остальное - излишки вроде плазменного телевизора, трёх машин и так далее - уже не является минимальным условием, которое помогает выживать.

- Опыт человечества показывает, что если в каком-то обществе есть материальные ценности, то у кого-то их становится много. И если сегодня всем дать всего поровну, то уже через год будет заметным материальное неравенство. Мы это видели на примере земельной реформы после российской революции 1917 года - очень скоро опять появились новые богатые и бедные, и богатыми часто становились красноармейцы, которые недавно воевали за то, чтобы поделить землю поровну.

- Это проблема капиталистов - люди мыслят как капиталисты, они и представить себе не могут, что некоторые товары, предметы могут никому не принадлежать. «Надо всё разделить и определиться где моё, где не моё.» У анархистов нет такой проблемы.

Если есть большая планета, и все ресурсы общие, то нет смысла складывать себе во дворе кучу угля. Если у тебя есть печь, то ты подойдёшь и из коллективной кучи возьмёшь себе три совка и три дня будешь топить. Но всем остальным этот уголь не нужен, и не надо делить его поровну, чтобы потом продавать свою долю на рынке.

- Но мне нравятся какие-то вещи, мои игрушки, даже если они никакой ценности не представляют.

- В развитом обществе, где люди не борются за материальные блага, они не стремятся ничего отбирать. Пусть будут игрушки.

- Но у нас нет развитого общества, у нас есть общество, где людям не всегда могут накормить своих детей, заплатить за газ и при этом не ходить босиком.

- А вот тут другой парадокс. Мы живём в обществе, где ресурсов с избытком хватает на всех, технологии позволяют производить огромное количество продуктов, производить в запас, гноить и выбрасывать.

- Это не вопрос технологий, Африка голодает не потому, что нет технологий, там благодатная земля, африканцы голодают из-за войн и плохого управления.

- Люди как овцы, думают, что ничего не могут сами, они ждут умного, грамотного руководителя. Когда приходит такой руководитель, у людей высвобождается время для того, чтобы читать книги, просвещаться, и со временем они начинают понимать – нет потребности в том, чтобы надо мной стояло какое-то полицейского государство - я сознателен.

Общество зомбировано и как пони бегает по кругу. Человеку нужно не так много, прожиточный минимум стоит не так дорого, но человеку пытаются вбить в голову, что он должен стремиться зарабатывать больше и больше. Задача современного государства  – заставить всех пахать, и как только кто-то говорит – мне хватает, ему вбивают в голову новые потребности, новые сомнительные ценности.

А если бы передо мной стоял выбор – я зарабатываю меньше, но у меня будет три выходных, которые я буду тратить на семью, детей, родителей, близких людей, что-то более ощутимое для моего счастья – то я бы с радостью отказался.

- Но людей, которые бы так относились к собственности, немного, создать общество таких людей сегодня нереально.

- Согласен.

- Что же можно делать сегодня?

- Никакие попытки, связанные с революцией, как показывает практика, ни к чему хорошему не приводят. Нельзя привести к счастью человека, который ментально к этому не готов. Можно только просвещать, другого не дано.

Мы должны говорить людям о пагубности государства, и, возможно, со временем люди начнут сами выделять модели, более жизнеспособные, чем те, которые есть сегодня.

- Поговорим о насилии и государстве. Откуда ни возьмись, появляется банда уголовников.  Кто будет защищать общество от бандитов, от людей с неуравновешенной психикой, от вторжения соседнего государства, кто этим будет заниматься, если мы откажемся от насилия?

- Ментально люди должны дойти до того, чтобы бандитизма не было.

- Одновременно на всём земном шаре.

- Ну, может быть, на какой-то территории. Решения нет, всё равно придётся ввести какие-то дружины и расставить их по границе.

- Дружин недостаточно, нужен профессионализм, нужно высокотехнологичное оружие. Кто его будет производить? Как вообще произвести что-то серьёзное без производственной дисциплины, единоначалия и эффективного управления? Если вы говорите о технологиях производства продуктов, то, даже построив государство без армии и полиции, вы должны будете к восьми утра ходить на работу и там делать то, что скажут.

- Хорошо, допустим, все скажут – мы хотим поспать на час больше. Менеджер посчитает и скажет им – но тогда мы будем зарабатывать вот на столько-то меньше. Рабочие скажут – хорошо, мы согласны. И пожалуйста – спите себе.

- По моим представлениям, это утопично.

- Это предполагает немного иной уровень развития. На сегодняшний день люди мыслят по-другому. Мы все выросли в условиях, когда есть более умные и красивые, которые управляют тупыми и неказистыми. Или выдают себя за таковых.

Это замкнутый круг системы, в которой мы живём. Пока есть государство и частная собственность, будет и весь набор проблем, которые мы видим.

- Хорошо, что Вы сегодня делаете как анархист?

- Моя большая беда состоит в том, что я нахожусь в том же колесе, что и все остальные белки. Я стараюсь по возможности высвободить свои ресурсы, чтобы находить время на работу с людьми, чтобы говорить им: «- Вы свободны! Вы свободны, только этого ещё не знаете!»

Хороший пример – фильм «Матрица», там есть много верных мыслей. Пока у тебя на затылке есть клемма, которую ты не можешь почувствовать, ты находишься в другом месте, тобой управляют. Когда ты осознал, что ты свободен, ты срываешь эту клемму. А до тех пор мы считаем, что кровь в наших жилах течёт благодаря государству, что мы не можем существовать без армии, полиции, государственного образования, здравоохранения. Мы по-другому не мыслим. В наших жилах течёт эта государственная лабуда. Мы сможем делать всё то же самое сами, если мы будем свободными.

- Вы занимаетесь пропагандой идей анархизма. Каким образом?

- Я встречаю любого человечка на улице, который открыт ко мне хотя бы в какой-то мере и готов меня выслушать. Если он открыт к новым идеям, я говорю ему – анархизм это клёво, что ты знаешь об этом? Я продолжаю разговор до того уровня, пока он способен воспринимать информацию. Очень многие упираются в необходимость управления сверху и без этого они жить не могут.

Молдавское общество довольно анархично, с моей точки зрения, – мы не обращаемся к государству в решении своих проблем.

- Наше государство приватизировано группой людей.

- Мы обращаемся за помощью друг к другу, это модель идеального общества, когда люди живут вне государства и поддерживают друг друга. Люди посылают друг другу деньги из-за рубежа. Если бы была возможность посылать друг другу не деньги, а продукты, то на следующий день люди были бы свободными.

- На границе можно отнимать и деньги, и продукты. Но допустим, что это так. В чём состоит Ваш призыв к читателю?

- Одним словом не скажешь. Это как в клубе анонимных алкоголиков – для того, чтобы начать бороться с алкоголизмом, ты должен это осознать. Чтобы начать бороться за свои права и свободы, чтобы попытаться выйти за пределы государства, ты должен понять, чем ты связан. Мой призыв к читателю очень простой – поймите, что вы находитесь в рабстве. Неважно, куда вы едите на пикник - вы находитесь в рабстве, вы вынуждены стараться заработать, потому что завтра государство опять повысит цены. Хотите вы этого или нет, но цены будут расти с каждым годом, и выхода у вас нет – вы должны будете зарабатывать больше. Вы находитесь в замкнутом кругу, и это контролируется сверху.

беседовал Олег Краснов

1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Чтобы добавить комментарий - зарегистрируйтесь!

Наши партнёры

в Молдавии

ПУЛЬС - онлайн газета дня

за рубежом

Русские в Казахстане 

Всеукраинская газета "Русский Мир. Украина"

 

«Ритм Евразии» интернет-портал

Портал русской общины Эстонии

 

Международный творческий ресурс соотечественников "Подлинник"

Красноярское Время

Информация

Информационно-аналитический портал "Русские в Молдавии"

Информационно-аналитический портал "Русские в Молдавии" разработан для освещения и популяризации Русского мира, поддержки движения соотечественников в Республике Молдова.

Все заинтересованные стороны приглашаются к сотрудничеству!