Русские в Молдавии

Информационный портал "Русские в Молдавии"

logo 11

Чт19072018

ОбновленоПт, 25 Март 2016 12am

Back Вы здесь: Анализ и мнения Проект федерализации Молдавии: меморандум Додона

Проект федерализации Молдавии: меморандум Додона

Олег Краснов

Новый проект федерализации Молдавии появился ровно через десять лет после известных событий вокруг «меморандума Козака». Появление проекта Игоря Додона, лидера партии социалистов, можно только приветствовать: одно дело сожалеть о потерянном Приднестровье и совсем другое – дать себе труд разработать проект «Молдавской федерации».

Ключевые моменты плана

Приднестровье по населению впятеро меньше правобережной Молдавии, и составители любого федеративного договора попадают в деликатную ситуацию – избирательный закон, основанный на пропорциональном принципе, не защищает приднестровцев, и на такой вариант они могут не согласиться, а дать им большую квоту – значит ущемить права остальных граждан. Проект Д. Козака предполагал и достаточно большие квоты для представителей Приднестровья, и такой сдерживающий механизм, как право покинуть федерацию в случае потери Молдовой суверенитета. В проекте Додона порядок расторжения договора не оговорён, и квоты для Левобережья поменьше, но тоже, естественно, в пользу приднестровцев, что реализуется через двухпалатный парламент.

Русский язык, согласно проекту, не будет «государственным», но будет «официальным» и фактически получит равные права с молдавским языком. Собственно, такой же статус русского языка предполагает и действующая молдавская Конституция, но на деле русский язык вытеснен из делопроизводства и общественной жизни в целом. Оговорюсь – реальная сфера применения русского языка очень широка, но это неформальная сфера, это улица. Новый проект предполагает, что делопроизводство будет вестись и на русском языке тоже. Многими это положение будет воспринято неоднозначно, но без полноценного статуса русского языка Приднестровье можно присоединить только путём военной операции.

«Концепция основных принципов Молдавской федерации», как и меморандум Козака, предполагает создание федерации из трёх субъектов (Молдова, Приднестровье, Гагаузия), наличие федерального правительства и президента, а также упразднение молдавской армии. Субъекты федерации будут иметь «собственную конституцию, законодательство, государственную собственность, самостоятельный бюджет и налоговую систему».

До полной демилитаризации, согласно плану, в «Молдавской федерации» будут действовать вооружённые силы, формируемые «в соответствии с территориальным принципом комплектования воинских частей».

Детально анализировать документ вряд ли имеет смысл, поскольку худая федерализация лучше доброго разрыва связей – в Приднестровье после конфликта выросло поколение, не помнящее и не представляющее себе общее государство. Даже рыхлая федерация втягивала бы Приднестровье в единое государство, унифицировала бы законы и правила.

Но для успеха объединения нужно устранить причины раскола, а выводы из вооружённого конфликта 1992 года до сих пор не сделаны. Этнократический характер молдавской политической системы ничуть не смягчился, продолжаются попытки изоляции Приднестровья, в риторике Кишинёва по-прежнему слышна глухая угроза.

Геополитическая ситуация

Молдавия, как и Украина, находится в сфере влияния трёх центров силы: это – «старая Европа» (Германия, Франция), это – США и новые страны Европы (в случае Украины – Польша, в случае Молдавии – Румыния), это – Россия и страны ТС. Положение Молдавии можно было бы рассматривать отдельно, если бы участникам этих процессов не приходилось в то же самое время принимать решения и по Украине.

Экономика Украины усилить Евросоюз по большому счёту не может, у Европы слишком много других проблем и слишком много неосвоенных, непереваренных территорий, в частности на Балканах. Возможно, Европа и не отказалась бы от Украины, если бы это не требовало заметных расходов и усилий. Но конфликт с Россией в планы старой Европы точно не входит.

Украина интересует Польшу, у которой есть геополитические и экономические фантазии на тему новой Речи Посполитой, но реализовать их будет сложно – сегодня Польша, скорее, является объектом международной политики, чем субъектом. Для США важно не допустить экономической интеграции постсоветского пространства, нужен санитарный пояс вокруг России, но особых экономических интересов у них на Украине нет.

Российская Федерация сегодня далека даже от того, чтобы освоить собственные ресурсы и возможности. Она воспринимает население Украины как часть общерусской нации, но всё, что может предложить, – свободный доступ на свой рынок. Для Украины заключить с Евросоюзом договор об ассоциации означало бы открыть свою экономику для европейских товаров и закрыть своим товарам доступ (не полностью, а на условиях свободной зоны) на рынки России и ТС, что без внешней финансовой помощи привело бы к быстрой деградации отечественной промышленности. Украинская политическая элита не питает к России братских чувств, но слишком прагматична для такого шага.

Если говорить о Молдавии, то экономического интереса ни со стороны России, ни со стороны Евросоюза к ней нет. Интерес со стороны Румынии может декларироваться, но реальных возможностей для этого нет, Румынию саму активно осваивают более сильные партнёры.

Денег у Евросоюза сегодня нет, а если и есть, то не у всех стран, в него входящих. Деньги есть у Германии, но вкладываться в проекты вроде «Восточного партнёрства» никто и не подумает. На весь проект «Восточного партнёрства» было выделено 3 млрд. евро, для таких масштабов это мизерная сумма.

Можно сказать, что Молдавия немногим рискует, поскольку сколько-нибудь значительного производства в республике нет, но подписание договора об ассоциации лишает надежд на создание собственной экономики – достаточно посмотреть на состояние экономики Латвии. Это означает, что Молдавия по-прежнему будет терять население.

Условия разрешения конфликта

Существует всего три возможных решения приднестровского конфликта – федерация, унитарное государство и полный развод между Молдовой и Приднестровьем. Различия между федерацией и унитарным государством носят далеко не отвлечённый характер.

Для добровольного присоединения Приднестровья необходимым условием является широкая автономия, по меньшей мере на первое время, и достаточно высокий статус русского языка. Для выстраивания федерации пришлось бы признать полиэтнический характер молдавского государства, а для построения этнократического унитарного государства всего этого не нужно.

Весь вопрос в том, какое молдавское государство предполагается получить в результате. Если это временное «второе румынское государство», которое просуществует до объединения с первым румынским, то никакой федерации, полиэтничности не нужно. Тут подходит второй вариант, а то и третий. С точки зрения унионистов, объединение с Приднестровьем поставило бы Молдову в зависимость от России и отдалило объединение с Румынией. Но открыто говорить об отказе от Приднестровья никто не будет, это непопулярно.

Игорь Додон считает, что «такой сценарий совершенно неприемлем и не может быть принят к серьёзному обсуждению», поскольку «сразу после добровольного отказа от Приднестровья начнётся цепная реакция, кульминацией которой станет исчезновение молдавской государственности».

Но не для всех «исчезновение молдавской государственности» выглядит трагично. Как заявил И. Донон, «наши основные внешнеполитические партнёры (Брюссель, Берлин, Москва, Вашингтон) неоднократно давали понять, что идея федерализации Республики Молдова будет ими поддержана. В этой связи существует определённый международный консенсус, который мы сможем использовать для достижения нашей общей цели. Более того, и лидеры из Тирасполя с большей предрасположенностью к диалогу рассматривают идею федерализации страны».

Вполне возможно, что так и есть. С точки зрения интересов Германии и США между присоединением Молдовы к Румынии и вступлением Молдовы в ЕС существенной разницы нет. Западу это в равной степени не нужно. Всё, что Запад может получить от Молдовы, он может получить и сегодня. Это хорошо видно по ответу «проевропейского» молдавского премьера Юрия Лянкэ на хулиганские заявления румынского президента Трояна Бэсеску о присоединении Молдовы к Румынии: «Нет. Потому что у нас очень чёткие задачи по интеграции Республики Молдова в ЕС. Когда мы будем в Европейском союзе, там у нас будет общее политическое пространство, экономическое, торговое. Без границ внутренних. Вот к этому мы будем стремиться».

Поскольку в обозримом будущем этого не произойдёт, то – думайте сами. А значит, нет нужды отказываться от Приднестровья.

И. Додон подчёркивает, что между его проектом и меморандумом Козака существует «двадцать принципиальных различий», и, наверное, это действительно так, но каким бы удачным ни был новый проект, это не единственное условия объединения. Собственно, президента В. Воронина в свое время принудили отказаться от подписания «меморандума Козака» не из-за различий между вариантами проекта.

Иначе говоря, для воссоединения Республики Молдова нужно выполнение двух непростых условий. Это – устранение внутренних причин конфликта. И благожелательные отношения между Россией и Западом.

Олег Краснов

1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [2 Голоса (ов)]

Чтобы добавить комментарий - зарегистрируйтесь!

Наши партнёры

в Молдавии

ПУЛЬС - онлайн газета дня

за рубежом

Русские в Казахстане 

Всеукраинская газета "Русский Мир. Украина"

 

«Ритм Евразии» интернет-портал

Портал русской общины Эстонии

 

Международный творческий ресурс соотечественников "Подлинник"

Красноярское Время

Информация

Информационно-аналитический портал "Русские в Молдавии"

Информационно-аналитический портал "Русские в Молдавии" разработан для освещения и популяризации Русского мира, поддержки движения соотечественников в Республике Молдова.

Все заинтересованные стороны приглашаются к сотрудничеству!